Больного убила забытая в его теле салфетка гринь андрей анатольевич склиф нейрохирургия Гринь Андрей Викторович гринь андрей анатольевич нейрохирург гринь андрей анатольевич биография Чехонацкий Андре

5 декабря 2012 - Администратор

Один из самых известных российских нейрохирургов, доктор медицинских наук, старший научный сотрудник клиники неотложной нейрохирургии НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского Андрей Анатольевич Гринь может стать фигурантом уголовного дела: его пациент умер из-за марлевой салфетки, забытой в теле больного. Кто несет ответственность за забытый медицинский инвентарь — врач или медсестра? И какое наказание может понести хирург?


57-летний Василий М. скончался на больничной койке НИИ им. Склифосовского через месяц после перенесенной операции. Его родные настаивают на том, что он умер не от болезни, а по причине халатности врачей. Действительно, в его теле была найдена марлевая салфетка, оставленная после операции на позвоночнике. Теперь врачами займется следствие.


Читайте также: Врач довел женщину до убийства сына


— По факту происшествия организована доследственная проверка, — сообщил официальный представитель Мещанского МРСО СУ СК РФ по Москве. — Будут опрошены все свидетели и по результатам принято процессуальное решение.


Пациент страдал остеохондрозом, ему была показана стандартная операция — фиксация позвоночника имплантами. Хирургическое вмешательство прошло успешно, но через месяц Василия М. не стало. Его вдова обратилась в суд и в правоохранительные органы. Она требует от НИИ Склифосовского 3 миллиона рублей компенсации морального вреда — по миллиону на каждого из членов семьи покойного.


"Помимо требований о возмещении морального вреда мы будем настаивать на возбуждении уголовного дела, — цитируют СМИ адвоката потерпевших Дмитрия Айвазяна. — Мы считаем, что нарушения были допущены уже на этапе подготовки к проведению операции и во время непосредственного оперативного вмешательства. Наша цель — доказать вину учреждения и наказать врача, ответственного за проведение операции".


"Правда.Ру" обратилась за комментарием к хирургу, доктору медицинских наук, завкафедрой детской хирургии Омской государственной медицинской академии Андрею Валерьевичу Писклакову. По его словам, пересчитывать инструменты — обязанность медсестры, но за операцию в целом отвечает врач:


— За операцию отвечает в итоге врач, но что касается контроля за инструментами и салфетками, то его должна осуществлять медицинская сестра, и поэтому за данную процедуру она отвечает наравне с хирургом. В конце операции извлекаются все салфетки, складываются в одну емкость, и сестра их предельно внимательно пересчитывает. При этом она знает, что, допустим, у нее на операцию ушло 20 салфеток. Вот 20 салфеток у нее и должно оказаться при пересчете. Если медсестра обнаруживает, что все эти 20 салфеток находятся в емкости, она врачу говорит: "Все нормально, зашиваем". Но вот что очень важно: врач обязан перед тем, как накладывать окончательные швы, снова пересчитать салфетки.


Мы не знаем, что случилось по окончании той несчастливой операции. Ошиблась ли сестра, и, например, вместо 20 салфеток при операции было использовано больше, а она это не заметила? Или врач проверил ее недостаточно тщательно? В любом случае речь идет о недопустимой и непростительной халатности, за которую по закону отвечает оперирующий хирург, но также и медсестра. В СССР за такой проступок медицинские работники практически всегда получали реальный срок заключения.


Что до наказания, которое может грозить хирургу и медсестре, то вот несколько недавних примеров из судебной практики.


В сентябре 2010 года в Набережных Челнах в больницу №2 поступила 35-летняя жительница Елабуги. В тот же день медработники под руководством акушера-гинеколога Минеевой сделали ей кесарево сечение. Спустя две недели у женщины начался абсцесс. В ходе операции из ее брюшной полости была извлечена хирургическая салфетка, которая стала его причиной. К счастью, больная выздоровела.


Через два года суд города Набережные Челны приговорил Минееву к шести месяцая ограничения свободы. Она была признана виновной в причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенном вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (часть 2 статьи 109 УК РФ).


А в июле 2007 года врач-гинеколог Елена Салыкина и медсестра Людмила Алдашкина Тамбовской областной больницы провели кесарево сечение молодой роженице. Операция прошла успешно. Но через несколько дней у родильницы появились сильные боли внизу живота и признаки воспалительного процесса в матке, в связи с чем ее перевели из родильного отделения в гинекологическое. После безуспешных попыток медикаментозного лечения женщине провели повторную операцию, в ходе которой в брюшной полости были обнаружены две хирургические салфетки.


Несмотря на принятые меры, 8 августа женщина умерла от разлитого перитонита. Судмедэкспертиза установила, что его вызвали забытые в ходе кесарева салфетки. Гинеколог и медсестра свою вину не признали - по их мнению, женщина скончалась от неправильного лечения воспалительного процесса. Однако суд признал Салыкину и Алдашкину виновными по той же части 2 статьи 109 и приговорил их к двум и одному году в колонии-поселении соответственно. Кроме того, им на два года запрещено работать по профессии.


Читайте также: В больнице Рязани заживо сгорел младенец


Однако, в отличие от медицинских работников из провинциальных городов, о которых мы рассказали выше, Андрей Анатольевич Гринь — один из самых талантливых и успешных нейрохирургов России, на репутации которого до сих пор не было ни единого пятнышка. Расследование и судебный процесс, безусловно, состоятся, но возможно, нейрохирург избежит "реального" тюремного срока. А если и будет отстранен от врачебной практики, то не более, чем на несколько месяцев.


Читайте самое интересное в рубрике "Происшествия"


Вадим Кириллов, Елизавета Лаврентьева


Рейтинг: 0 Голосов: 0 1483 просмотра

Нет комментариев. Ваш будет первым!